Толстой лев николаевич петр 1

Уж больно мне понравился роман в детстве. И вот она передо мной в иллюстрациях народного художника Дементия Шмаринова. Многое уже подзабыл, а перечитать пока не успел. Но какой красивый слог - сейчас так не пишут. Так что пока мои комментарии только об оформлении книги. Шрифт действительно мелковат, хотя его вполне можно было увеличить за счет сокращения слишком больших отступов.

Алексей Толстой. Петр Первый. Текст произведения. Источник: А. Н. Толстой. Полное собрание сочинений: в 15 т. Т. 9. М.: ОГИЗ, Продолжительность:

Голицын уж двенадцать лет был первый человек в русском царстве. При царе Федоре Алексеиче и потом при царевне Софье он правил, как хотел, русским царством, только не назывался царем, а богатства и власти было столько же, сколько у царя — что хотел, то и делал. Он был и хитер и разумен, но пришло время, и почуял он, что конец его царству. Меньшой царь Петр Алексеевич подрос, женился, и стали около него люди поговаривать, что не все одному князю с царевной царствовать именем старшего царя Ивана царь Иван был больной и убогий , что пора подрезать царевне с ее князем крылья, пора настоящему царю в свою власть вступить. Василий Васильевич ждал этого, но и ждал, что царевна Софья не допустит до этого меньшого брата.

Книга Петр Первый - читать онлайн, бесплатно. Автор: Алексей Николаевич Толстой

Он изображает подавление стрелецкого бунта, борьбу царя с неугодными боярами, старыми порядками, военные события Азовский поход, штурм Нарвы. Толстой не соглашался, когда проводили прямые параллели между началом царствования Петра и становлением нового государства в 1920-30 е годы. Тем не менее, он подчёркивал, что определённое сходство есть: это колоссальные изменения, происходившие в стране, когда полностью менялся уклад жизни. Третья часть романа дописывалась во время Великой Отечественной войны, поэтому основное внимание Алексей Толстой уделяет военным подвигам русских людей, несломленности духа, несмотря на тяготы Азовского похода. Жанр исторического романа предполагает художественное изображение какого-либо периода истории, отделённого временной дистанцией.

Пётр Первый (роман)

Голицын уж двенадцать лет был первый человек в русском царстве. При царе Федоре Алексеиче и потом при царевне Софье он правил, как хотел, русским царством, только не назывался царем, а богатства и власти было столько же, сколько у царя — что хотел, то и делал. Он был и хитер и разумен, но пришло время, и почуял он, что конец его царству.

Меньшой царь Петр Алексеевич подрос, женился, и стали около него люди поговаривать, что не все одному князю с царевной царствовать именем старшего царя Ивана царь Иван был больной и убогий , что пора подрезать царевне с ее князем крылья, пора настоящему царю в свою власть вступить. Василий Васильевич ждал этого, но и ждал, что царевна Софья не допустит до этого меньшого брата. Так и случилось. Когда вернулся летом из Крымского похода князь Василий Васильич и меньшому царю наговорили, что князь Василий Васильич в походе понапрасну погубил много казны и народа, царевна заспорила, велела раздавать походным людям большие награды, а князь Василий Васильич стал еще больше подбивать царевну.

Он ей говорил: — Хоть бы знать, государыня, кому служил. Тогда бы и знали, за что ждать награды, а за что наказанье. Выходит дело на то, что мы, воеводы,— и до последнего 1 Квадратными скобками обозначен редакторский текст.

А вас с братом кто же судить будет. От таких слов в царевне разгоралось сердце. Она говорила: — Мы семь лет правим царством, мы царство взяли, оно шаталось.

Кабы не мы, всех бы, и братишку-то мого с его матерью и дядями, всех бы побили, если бы не наша была заступа. И мы царство так подняли, что оно в большей славе стало, чем было при отце нашем и деде, и за то нам теперь хотят поперечить, нашим слугам в наградах отказывают. Так мы же не посмотрим на брата. Да и что, и разве брат наш — он знает, что делать. Всем ворочает мачеха, злая змея подколодная, с братьями да с твоим братцем Борисом.

Отвечает Голицын: — Государыня Софья-царевна. Не от нас установлено царствовать после родителя сыну. Старшему сыну обычай был царствовать после отца. Стало быть, точный наследник царя Алексея один есть Иван Алексеич. Если ж Иван Алексеич по божьему гневу убогий, надо его отстранять и меньшого поставить на царство.

А Ивана избрали народом, стало быть, он им годился. Выбрать надо одно: или царство меньшому отдать, а тебе и Ивану постричься, или Петру указать, что не царь он, а брат он царя, так, как братом царя был при Федоре брат его младший.

И нахмурила черные брови царевна и ударила по столу пухлой ладонью. Ты скажи, князь Василий,— ума в тебе много,— как нам дело начать. Ты сам знаешь какое. Усмехнулся проныра старик и, как девица красная, очи потупил. В ратном поле служить, с злым татарином биться в степи обгорелой, недоесть, недоспать, в думе думать с послами, бог мне дал, и готов тем служить до упаду.

А что хитрые мудрости, крамолы ладить в царских хоромах, у меня нет ума, и того бог мне не дал. Если думу подумать 396 о царстве, народе, о казне государевой, о послах, воеводах, под Азов воевать, строить храмы, мосты — я готов, а на дело в хоромах есть стрельцы, есть Леонтий Романыч, твой близкий слуга Шакловитой. Я ж устал, и жену, и детей уж давно я не видел. Поживу своим домом пока, как в скиту, а когда что велишь, я готов на всяк час. Когда примешь. Так прожил, как в скиту, князь Василий Голицын с Петрова дни до первого спаса.

Приходили к нему от царевны послы, говорили ему неподобные речи — что хотят извести мать-царицу с Петром, ее сыном, князь Василий молчал и советовал дело оставить. Покориться сходнее, говорил князь Василий, что ж, сошлют в монастырь, отберут награжденья, земли, дворы, золотые. И без них можно жить. Еще месяц прошел, по Москве все бурлило. Меньшой царь испугался, уехал ко Троице, и приказы пришли, чтобы ко Троице шли бы все ратные люди.

Князь Василий все ждал, не вступался в смятенье. Уж не раз удавалось ему отсидеться от смуты и к тому притулиться, чья вверху была сила. Так он ждал и теперь и не верил, чтоб верх взяла матери царской Нарышкиной сила. А случилося так. Как у барки навесит купец тереза на подставки и, насыпав в кадушку зерно, на лоток кладет гири, десять гирей положит, не тянет, одну бросит мерку, вдруг все зерно поднимает, и тяги и силы уж нету в кадке, пальцем работник ее колыхает.

Так сделалось с князем, чего он не думал. Весы поднялись, и себя он почуял в воздухе легким. Вместо той тяги, что чуял в себе. Чуял допрежде того, что с великой силою никто его тягу поднять не поднимет, своротить не своротит, почуял, что он, как соломка, сбившись с крыши, качается ветром.

Слышал про то князь Василий, что ездила к Троице царевна с братом мириться, что к брату ее не пустили, слышал, что Романыча Шакловитого взяли стрельцы, заковали и к Троице свезли, как заводчика-вора, слышал, что ратные люди и немцы, солдаты к Троице ушли, что бояре туда, что ни день, отъезжают, слышал все это Василий Васильич Голицын-князь и знал еще многое, хоть и не слышал.

Знал он, что кончилась сила его. Знал потому, что последние дни было пусто в богатых хоромах. А теперь никого не бывало, и холопы его — их до тысячи было, уж не те, что-то видно на лицах, и вчера спросил конюха, его нету, сказали, ушел и другие бежали. Только видел в те дни он любимого сына, невестку брюхатую да старуху Авдотью, жену распостылую. I Как на терезах, твердо — не двинется — сидит на земле положенная гиря и также сидит, пока на другой лоток в насыпку зерно сыплют работники, и вдруг от горсти зерна поднимается и колышется без силы от пальца ребенка, так точно после шести лет силы при царе Федоре и шести лет при царевне Софии, когда князь Василий Васильич Голицын чувствовал себя первым человеком в царстве, и все просили милости, он награждал и наказывал, и богатству его не было сметы, так после двенадцати лет, ничего не сделав, вдруг князь Василий Васильич почувствовал, что нет больше в ней силы, что он, так крепко сидевший, что ничто, казалось, не могло поколебать его, что он висит на воздухе и, как соломинка, выбившаяся из-под крыши, мотается по ветру и вот-вот оторвется и полетит незнамо куда, и никто об ней не подумает.

И, как главное ядовитое зло при житейском горе, сильнее всего мучала князя та вечная злая мысль: когда же сделалось, когда началось мое горе. И в чем оно, горе. Когда я все тот же, все те же во мне силы, те же года, то же здоровье, те же дети, жена, те же мысли. Или нет горя, или я сшел с ума, что вижу, чего нет. Василий Васильич жил в подмосковном селе Медведково и ждал. Он ждал, но сам знал, что ждет того, что не может случиться. Он ждал, как ждет человек перед умирающим близким. Он ждет, чтоб свершилось то, что быть должно, но, чтоб были силы ждать, утешает себя надеждой.

Так ждал князь Василий в селе Медведково конца борьбы между сестрой царевной и братом Петром. Он называл для себя эту борьбу [борьбой] между царевной и царем, но он знал, что ни царевна, ни царь не боролись, а боролись за царя бояре — Черкасский, Б. Голицын, 398 Стрешнев и др. Что же он не вступал в борьбу? Отчего не становился в ряды с ними, а уехал в Подмосковную и сидел праздно. Он боролся и прежде не раз; но теперь на другой стороне он видел новую силу, он видел, что невидимая сила спустила весы, и с его стороны тяжести перекатывались на другую.

На той стороне была неправда. Правды нет никогда в делах правительства. Он довольно долго был сам правителем, чтобы знать это. Правда была разве в выборе Петра одного, Нарышкиных, в выборе Ивана и Петра и Софьи, и какая же правда была теперь в участии Петра в правлении с Иваном? Или Иван-царь, или убогий монах, а один Петр-царь. Не правда была, а судьба.

И рука судьбы видна была в том, что творилось. Руку судьбы — это знал князь Василий — чтоб узнать, есть верный знак? Никто не знает. Но сила эта та, которой видоизменятся правительства. Теперь эти недумающие орудия судьбы сыпались на ту, враждебную сторону весов. Князь Василий видел это и понял, что его царство кончилось. Прозоровский ездил к Троице заступить за царевну и сам остался там.

Патриарх тоже. Сама царевна ездила, и те люди, которые на смерть пошли бы за нее, выехали к ней и вернули ее. На той стороне была судьба, не право, князь Василий знал это.

Право больше было на стороне Ивана, старшего в роде. Петр был младший брат только. А при Иване, как при Феодоре, должны были быть бояре — правители, и кому же, как не ему, князю Василию, быть этим правителем? Но когда судьба склоняет весы на одну сторону, другая сторона, чтоб удержать весы, употребляет средства, губящие право, и тем еще больше губит себя. При начале борьбы право было ровное, но теперь слабая сторона погубила свое право, и чем слабее она становилась, тем сильнее неправда ее становилась видна.

Перекачнись весы на нашу сторону, думал князь Василий, и ясно бы стало, что Петр с злодеями, с пьяными конюхами задумали погубить старшего брата Ивана, благодет[ельницу] —правительницу и хотели убить спасшую царство от смутов и главного труженика князя Василия, и мало было 399 плахи для извергов.

Теперь перекачнулись весы туда и ясно, как день, выступало неправо Софьи, называвшейся государыней, ее развратных любовников, которые правили царством и все под видом управления за старшего брата, безответного дурака и убогого. Мало того, теперь, что поправить весы: и другое страшное дело выступало наружу — Софья подговаривала стрельцов к бунту, и Шакловитый собирался убить молодого царя. Князь Василий знал все это, но, хитрый старик, он не дотрогивался до весов, чтоб уравнять их, никто не видал, чтоб он приложил к ним руку.

Он удалился от всего, после того как немец Гордон, тот немец, который в землю кланялся ему, просил отпуска, тот немец, который, как раб, служил ему шесть лет, пришел спросить, что делать? Из Троицы, от младшего царя пришел приказ идти с полком к Троице.

Князь Василий сказал не ходить к Троице, и на другой день ушли к Троице. Князь Василий понял, что немец и другие с ним сделали это — немец бережет только свою шкуру — не потому, что он нашел, что то право, а потому, что к Троице идти было под гору, а оставаться — идти было на гору.

Историко-культурный взгляд Л.Н. Толстого на эпоху Петра Первого («Роман времён Петра I»)

Петр I и его эпоха в романе А. Толстого "Петр I"... Работа автора над романом продолжалась 16 лет: с 1929 по 1945 год. Писатель воссоздает политическую и культурную жизнь, бытовой и национальный колорит, нравы, обычаи, социальные и религиозные конфликты переломного времени.

Петр Первый

Разумеется, наиболее отчётливо они прослеживаются в оригинальном художественном тексте. Это несогласие, в частности, с Соловьёвым, который считает, что правительство есть произведение исторической жизни известного народа, есть самая лучшая проверка этой жизни. Всё, по истории этой, было безобразие в допетровской России: жестокость, грабёж, грубость, глупость, [168] неумение ничего сделать. Невольно приходишь к убеждению, что рядом безобразий совершилась история России. Как же так ряд безобразий произвёл великое, единое государство? Основания для такого, совсем не риторического вопроса, существовали безусловно. Что и отмечают наиболее серьёзные исследователи творчества Толстого. Вторая, болеее существенная причина создания романа заключалась в особом отношении Толстого к истории и её составляющим.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: А. Н. ТОЛСТОЙ. ПЕТР ПЕРВЫЙ (КНИГА 1. ГЛАВА 01)

Толстой Алексей Николаевич - Петр Первый

Глава первая 1 Санька соскочила с печи, задом ударила в забухшую дверь. За Санькой быстро слезли Яшка, Гаврилка и Артамошка: вдруг все захотели пить, — вскочили в темные сени вслед за облаком пара и дыма из прокисшей избы. Чуть голубоватый свет брезжил в окошечко сквозь снег. Обледенела кадка с водой, обледенел деревянный ковшик. Чада прыгали с ноги на ногу, — все были босы, у Саньки голова повязана платком, Гаврилка и Артамошка в одних рубашках до пупка.

Толстой Л.Н. Петр I и мужик // Л.Н. Толстой. Собрание сочинений в 22 тт. М.: Художественная литература, Т. С. 69— Толстой Л.Н. [Роман о времени Петра I] // Л.Н. Толстой. Собрание сочинений Алексеевич, дядька молодого царя, и Лев Кирилыч Нарышкин, его дядя. С Петра I начинаются особенно близкие и понятные ужасы русской истории. Беснующийся Лев Толстой, ПСС, М., , т. 26, С.

.

Алексей Толстой: Петр Первый

.

.

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Лев Толстой. Биография Толстого. Интересные Факты о Толстом. Жизнь Толстого Кратко
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментариев: 5
  1. Максимильян

    Могу порекомендовать зайти на сайт, с огромным количеством статей по интересующей Вас теме.

  2. senugo

    симпатичный вопрос

  3. Ярополк

    Это выше моего понимания!

  4. Пров

    Какие нужные слова... супер, замечательная мысль

  5. forcioli

    Согласен эта тема уже так приелась!!!

Добавить комментарий

Отправляя комментарий, вы даете согласие на сбор и обработку персональных данных